16 июня в 18:25

Маршрут №2: Старый город, ампир и бараки

«Таймырский телеграф» продолжает прогулки по Норильску. НОРИЛЬСК. «Таймырский телеграф» – «Прогулки» – эксклюзивный путеводитель портала «ТТ» по Таймыру и его основным городам: Норильску и Дудинке. Из этого проекта можно узнать об их истории, достопримечательностях, географических и климатических особенностях. Главное в путешествии – опора на правильного проводника. Если стоять лицом к Октябрьской площади, где мы гуляли в прошлый раз, то перед нами открывается вид на гору Шмидтиху, дамбу и озеро Долгое. Именно оно разделяет относительно современный Норильск с его многоэтажками от старого – Соцгорода. Так называли появившийся на карте страны в 1930-х годах поселок Норильск. Да, Норильск не всегда был городом. Задолго до присвоения такого статуса в 1953 году он числился как поселок ГУЛАГа, затерянный в тундре, в котором вольнонаемных были сотни, а остальное население составляли зэки. Первая улица поселка шла от Нулевого пикета. Она называлась Горная. С нее в 30-е годы прошлого столетия как раз все и начиналось. В августе 1935 года были уложены первые метры узкоколейки, соединившей площадку «Нулевой пикет» с пристанью Валек на реке Норилке. На Горной улице нового рабочего поселка располагалась и первая школа, и конторы, и жилье начальства. Перпендикулярно Горной шла улица Заводская – с названиями тогда не заморачивались. Заводская была куда протяженнее и заканчивалась въездом на промплощадку. На ней стояли жилые двухэтажные дома с коридорной системой, поликлиника, магазин и тоже конторы. Далее шел так называемый «шанхай» – самострой. В нем семьями жили прибывшие в Норильск по вызову для освоения промышленности, а также освободившиеся зэки, оставшиеся в Норильске по разным причинам. «Архитектура» этих сооружений была максимально рациональной. Если был построен один балок, то второй, пристроившийся рядом, имел уже три стены – четвертой служила стена первого балка, и так далее. Чтобы попасть внутрь такого жилища, хозяева прокладывали в снегу проходы – «норы». Народ умудрялся освещать и проходы, и само жилище. Печки-буржуйки, раскаленные докрасна, согревали даже в жгучие морозы. На перекрестке Заводской и Горной располагался некогда даже норильский театр, его открыли тут еще в годы войны. Самой главной улицей была Октябрьская. После Великой отечественной это место считалось центром поселка, а его украшением служил Дом инженерно-технических работников – ДИТР. В трехэтажном здании «сталинского ампира» был огромный зрительный зал, библиотека, а внизу – столовая. Здесь вовсю работала самодеятельность, проходили активы комбината, вечера, встречи Нового года и т.д. Норильск был олицетворением контрастов. В 1946 году город успешно справился с планом, завоевав в соцсоревнованиях ведущее место. После войны по таким случаям тоже было принято отмечать праздники. На Октябрьской улице старого города располагались управление комбината, стадион, рынок, магазин №2, спортзал и даже гостиница. Дальше выстроились двухэтажные и двухподъездные дома, «Норильскснаб» с его многочисленными базами, школа, техникум. Недалеко от озера Долгого стояли три коттеджа – для высшего начальства, и далее шла дамба со щитами снегозащиты. Как раз за озером в те послевоенные годы начинали строить новый город – Горстрой. В многочисленных балках и бараках соцгорода жили бывшие зеки, реабилитированные, люди вербованные, а потом и молодежь, хлынувшая в Норильск после 1953 года по комсомольским путевкам. В барачном поселке сложился свой образ жизни, так что переселение в начале 60-х годов проходило довольно сложно. На стихийные акции протестов, говорят, выезжал сам директор комбината того времени Дроздов. Он говорил жителям бараков о неудобстве их жилья, напоминал, что «проблемы с отоплением и светом трудно решаемы», что детям в промзоне негде играть, а в школу ходить далеко. В противовес обитатели бараков приводили аргументы о близости дома к месту работы и наличии в бараках домашней живности. А что, важный аргумент! В конце концов директор психанул и жестко сказал: «Я самолично приеду сжигать ваши развалины». И ведь приехал. В гостинице Старого города некогда жила семья бывшей норильчанки Элиты Шишкиной. Одно время они проживали по соседству с самим Николаем Николаевичем Урванцевым – открывателем Норильского района, составившим первую схематическую геологическую карту месторождений полуострова Таймыр, и его супругой Елизаветой Ивановной. За это Коба (Иосиф Сталин) отблагодарил его – и в прямом, и в переносном смысле. Но это уже совсем другая «прогулочная» история.

Комментарии:

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.