3 июля в 14:55

Первые лагерные деньги называли «слониками»

На Соловках лагерную валюту оценивали вдвое дороже советских денег. НОРИЛЬСК. «Таймырский телеграф» – Продолжаем публиковать истории уникальных предметов из коллекций местных музеев. ГУЛАГовская валюта в Музее Норильска появилась практически в одно время с первыми отечественными публикациями о лагерных деньгах – в начале 1990-х. До этого времени расчетные квитанции лагерей особого назначения ОГПУ упоминались только в «Архипелаге ГУЛАГ» Солженицина. В Советском Союзе нельзя было ни писать, ни говорить на эту тему. У коллекционеров и в музеях лагерные деньги вошли в оборот в перестройку, в период рассекречивания архивов НКВД, и сразу попали в разряд артефактов. Музей Норильска владеет бонами самого первого выпуска для Соловецкого лагеря 1929 года с номиналом 2 и 5 копеек. Как известно, СЛОН – Соловецкий лагерь особого назначения – был организован в 1924 году для участников или сторонников белого движения, содержавшихся до этого в Холмогорах и Пертоминске Архангельской области. В первом выпуске значились еще расчетные квитанции: 20, 50 копеек, 1, 3 и 5 рублей. Боны печатались на бумаге с водяными знаками, имели большие шестиконечные теневые звезды и различались по цвету. На оборотной стороне указывалось, что расчетные квитанции принимают «в платежи от заключенных исключительно в учреждениях и предприятиях лагерей особого назначения ОГПУ». Главной целью и причиной выпуска специальных денежных знаков для лагерей была невозможность их использования в случае побега заключенных. Расчетные квитанции выдавали либо взамен денег, отобранных при аресте, либо в счет денег, присланных с воли. По ним можно было делать покупки в ларьках: «За работу не платили никаких денег. Но ежемесячно составляли списки на «премию» – по усмотрению начальников – и по этим спискам давали два, три, редко пять рублей в месяц. Эти два рубля выдавали лагерными бонами – деньгами вроде «керенок» по размеру – с подписью тогдашнего деятеля лагерей Глеба Бокия. Тем, кто имел деньги из дома, начальник разрешал выдачу – или квитанцией, или бонами. Бонами стали рассчитываться с конца 1929 года, во время перековки», – описывает лагерную политику Варлам Шаламов. В 1932-м лагерные боны заменили государственными денежными знаками. Централизованных выпусков денег для советских лагерей больше не было. Но подобные расчетные знаки могли выпускать (и выпускали) на местах решением лагерной администрации. Естественно, подобный шаг делали с ведома и по прямому указанию руководства ОГПУ – НКВД. В коллекции Музея Норильска есть расчетный знак Карело-Мурманских лагерей – небольшой кусочек картона, на котором отпечатан лишь номинал и название Главного управления Северных лагерей НКВД. В Норильском ИТЛ расчетных квитанций не использовали, хотя наверняка кто-то из соловецкого этапа, отправленного в Норильск в 1939 году, получал их за свою работу в СЛОН. По иронии судьбы члена коллегии ОГПУ СССР Глеба Бокия, чья факсимильная подпись стояла на первых «слониках», расстреляли в 1937 году. Впоследствии участника двух революций, заместителя председателя Петроградского ЧК реабилитировали. О старинных латунных часах, трубках из бивня мамонта, бубне последнего нганасанского шамана и других уникальных предметах из местных музеев читайте по тегу «артефакты».

Комментарии:

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.