10 июля в 18:15

Тигль из собрания Музея Норильска – артефакт в кубе

В маленьком глиняном горшочке 400 лет назад плавили норильскую руду. #НОРИЛЬСК. «Таймырский телеграф» – Продолжаем публиковать истории уникальных предметов из коллекций местных музеев. Тигль из Мангазеи, в котором в XVII веке плавили металл, привез с раскопок «златокипящей» профессор Арктического и Антарктического института Михаил Белов. Известный полярный исследователь руководил экспедицией, изучавшей древний русский город четыре полевых сезона, в 1972–1975 годах. Самым важным открытием, сделанным во время раскопок, считается находка литейного двора, где в тиглях велась плавка металла. Из монографии о Мангазее, подготовленной историками и археологами под руководством Белова, известно, что тиглей было найдено много. Это свидетельствовало о большом масштабе производства. На тигле из Музея Норильска сохранилась полустершаяся надпись: «Н.Н.Урванцеву – Мангазейская экспедиция. 10.01.73 г.». Наверняка артефакт в кубе был подарком коллег на 80-летие ученого. Впрочем, у тигля есть и четвертая степень уникальности. Как считал Николай Николаевич Урванцев, об этом он писал в книге 1981 года «Открытие Норильска», в Мангазее плавили не просто руду: «Руду для плавки, конечно, привозили из Норильска. Там у подножия горы, потом названной нами Рудной, выходила на поверхность пачка глинистых сланцев, пропитанных углекислыми солями меди – минералами, малахитом и азуритом. Эти сланцы в 1866 году видел еще Ф.Б. Шмидт во время посещения Норильска. Их ярко-зеленые и синие цвета сразу бросались в глаза, привлекая внимание всякого, даже не сведущего в горном деле человека. Такие углекислые руды легко плавятся в печах самого примитивного устройства, потому их и могли добывать люди того времени. Конечно, этими-то меднокарбонатными рудами и пользовались ремесленные люди Мангазеи. Присутствие платиноидов в выплавках меди и остатках медных изделий, найденных при раскопках Мангазейского литейного двора, подтверждает такой вывод. Эти металлы характерны для всех руд Норильска, как первичных сернистых, так и окисных меднокарбонатных вторичных». Мангазейский тигль Музею Норильска передал сам Урванцев. Вероятнее всего, это произошло в 1970-е годы при Арсении Ивановиче Башкирове, когда Первый дом Норильска стал филиалом музея. Первые материалы, связанные с именем первооткрывателя нашего города и исследователя Северной Земли, появились в музее еще в конце 1940-х. При активном участии ученого, освобожденного из лагеря, формировались его первые геологические и палеонтологические коллекции. Позднее документы, фотографии, книги, личные вещи, предметы из обихода его норило-таймырских экспедиций присылали и привозили из Ленинграда, куда Николай Николаевич вернулся после реабилитации вместе с женой Елизаветой Ивановной. В 1985-м, когда Урванцевых не стало, все их наследие Всероссийский НИИ океангеологии, где работал ученый, передал Норильску. О старинных латунных часах, трубках из бивня мамонта, бубне последнего нганасанского шамана и других уникальных предметах из местных музеев читайте по тегу «артефакты».

Комментарии:

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.