31 июля в 16:10

Рукописные воспоминания Витольда Непокойчицкого хранятся в Музее Норильска

В тетрадях описан уникальный опыт градостроительства на вечной мерзлоте. #НОРИЛЬСК. «Таймырский телеграф» – Продолжаем публиковать истории уникальных предметов из коллекций местных музеев. Воспоминания Витольда Непокойчицкого о градостроительном опыте первых проектировщиков записаны им в 12 школьных тетрадях. Впервые из музейных фондов в экспозицию рукописи извлекли на выставку, посвященную 60-летию комбината в 1995 году. Через 10 лет мемуары дали название отдельной экспозиции. К 105-летию со дня рождения бывшего главного архитектора проекта города, норильчанина с 1939-го по 1973 год музей организовал выставку «Зеленые тетради». В этом году, к 110-летнему юбилею Непокойчицкого, экспозицию составили фотографии и акварели архитектора, выполненные в Норильске в 40–50-е годы. Не один раз в разных форматах экспонировались планы и эскизы, иллюстрирующие этапы проектирования и строительства города на 69-й параллели. Витольд Непокойчицкий был личностью многогранной. Наследие архитектора не исчерпывается зданиями и сооружениями, возведенными по его проектам на вечной мерзлоте. Еще при жизни Витольда Станиславовича в мемориальном комплексе на Нулевом пикете в специально построенном доме Завенягина выделили «комнату-музей» Непокойчицкого, где были представлены проекты, документы, фотографии архитектора. Сам герой на открытие комплекса не прилетал, но его воспоминания из «зеленых тетрадей» помогли воссоздать кабинет Завенягина и сам дом, а материалы, переданные музею, наполнили персональную комнату. Сейчас мало кто помнит эти экспозиции, так как новодел простоял меньше пятилетки. Ценность рукописей Непокойчицкого из собрания музея в том, что из них можно узнать, как все начиналось, что называется, из первых уст. Получить авторские характеристики первых проектировщиков, о которых осталось так мало сведений. Конечно, это история прежде всего автобиографическая. Повествование начинается в Ленинграде, откуда супружеская пара архитекторов летом 1939 года выехала по маршруту: Ленинград – Москва – Красноярск – Игарка – Норильск. В Красноярске автору и его жене Лидии Миненко особенно понравились «Столбы», на которые они пошли с группой специалистов, отправляющихся в Норильск. А потом был самолет, так как на пароходе будущим норильчанам не нашлось места. Увлекательное описание полета занимает не одну страницу: «И вдруг впереди засинели изломанные очертания горной гряды. Я неотрывно смотрел вперед… Больше всего я боялся, что самолет свернет куда-нибудь и уйдет от медленно приближающейся горной цепи… Неужели мне никогда не придется увидеть эту первозданную красоту?!! – подумал я с невольной грустью. Мог ли я тогда предположить, что именно там протечет более 30 лет моей жизни». Так же подробно, хорошим языком и не без юмора описывает Непокойчицкий первое знакомство с лагерным поселком и начальником строительства Авраамием Завенягиным. (В случае с Завенягиным – с глубочайшим пиететом). Вспоминает свое первое жилище на Заводской улице и, главное, – работу. Она, по определению Анатолия Львова, была третьим божеством, на которое всю жизнь молился архитектор Непокойчицкий. Как божествам, он поклонялся и двум женщинам: матери и жене. Мемуары заканчиваются последней встречей Непокойчицкого с Завенягиным. В 1949-м всемогущий замнаркома помог «коренному» норильчанину получить путевку для лечения в санатории. В Норильск из Крыма Витольд Станиславович вернулся без каких бы то ни было следов перенесенной болезни. Потом он часто бывал в Москве по делам, но с Завенягиным больше не виделся. Почетный гражданин города, считающий, что Октябрьская, Гвардейская и Комсомольская площади, застройка Севастопольской улицы и 50 лет Октября, определившие облик Норильска, возникли в результате их творческого содружества с Лидией Миненко, своим соавтором называет еще и Завенягина. С ним они выбирали площадку под строительство. У него защищали генплан города. В мемуарах Непокойчицкий пишет о многих своих коллегах, в том числе о заключенных Норильлага Микаэле Мазманяне и Геворке Кочаре, принимавших участие в составлении генплана Норильска. Возможно, если бы мемуары писались позднее, в годы перестройки и гласности, подробностей о норильском периоде известных зодчих было бы больше. Незадолго до смерти (26 августа 1987 года) Витольд Станиславович приступил к «воспоминаниям, начиная с нуля, то есть с появления в подлунном мире». Он успел исписать своим идеальным почерком 19 тетрадей. И они тоже хранятся в Музее Норильска. О старинных латунных часах, трубках из бивня мамонта, бубне последнего нганасанского шамана, секстанте, который привез в Дудинку самый известный в России финн Вилле Хаапасало, и других уникальных предметах из местных музеев читайте по тегу «артефакты».

Комментарии:

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.