11 августа в 13:15

Самая интересная рыба Таймыра

В рубрике «Было – не было» – еще одна история, о которой говорят. #НОРИЛЬСК. «Таймырский телеграф» – Мы продолжаем серию публикаций одного из лучших норильских рассказчиков Аркадия Виницкого. И поговорим, пожалуй, о самой интересной рыбе Таймыра. «Еще на заре своих рыбацких приключений на Севере я много раз слышал от бывалых рыбаков о настоящей красной рыбе, в изобилии попадающейся в таких дремучих местах, куда никто из рассказчиков сам и не попадал. Называли ее по-разному: кумжа, кунжа, форель-пучеглазка и, наконец, голец. Кто-то рассказывал о чудовищных размеров рыбинах, попадающих на блесну на озере Глубоком, о самолетах, вывозящих красную рыбу с таинственных озер под названием Близенцы. Не Близнецы, настаивал рассказчик, а именно Близенцы. Кто-то рассказывал о рыбке, которую называли форель-пучеглазка, которая ловилась на озере Лама с такой глубины, что на поверхности у нее выпучивались глаза. Слышал о глухих озерах на Севере, где ловилась таинственная палия. Читал в газете о счастливцах туристах, которые в горах Бырранга на заповедных реках ловили сказочной красоты рыбу – гольца Шренка! Стоит ли говорить, что от таких разговоров голова начинала кружиться, а пульс – учащаться! Прошли годы, и я убедился на личном опыте, что все эти рассказы – абсолютная правда. Но не будем забегать вперед. Начнем с названия. Вообще, до Норильска с красной рыбой я успел познакомиться. Кстати, красной ее называют по цвету мяса. Не надо путать с осетровыми, которых в старину называли тоже красной рыбой. Но не из-за цвета мяса, а за особые вкусовые качества, отличая ее от остальной рыбы. Это так же, как на Руси называли «красной дичью» лис, волков, оленей. А собак, с которыми на них охотились и охотятся и сейчас, называют «красногонами». Так вот, наслушавшись норильских рыбаков, стал читать нужные книжки. Поговорил со специалистами из НИИСХ Крайнего Севера и так заморочил себе голову, что не смог запомнить и половины названий. Поэтому решил, что вся эта рыба разновидности одной – арктический голец. И только в зависимости от водоема обитания имеет тот или иной вид и повадки. По рассказам, гольца можно было поймать на озере Лама. В первый раз я попал на озеро с прогулочным катером. Один из членов экипажа предложил мне на малой лодке сходить за гольцом. Я не поверил. Решил, что это трёп, и отказался. Ну не могло быть такое счастье доступным просто так. Тем самым отсрочил свое знакомство с чудесной рыбой на год. На следующий год я пришел на Ламу и здорово отрыбачил. Кстати, место это на Ламе я запомнил. Волна здесь бывает очень серьезная. Мы там вытащили на берег лодки, привязали, а ночевать пошли на базу. Ночью заштормило, и, когда мы пришли к лодкам, они были вровень с бортами засыпаны мелким камнем, который волна поднимала и кидала на берег. Следующее свидание с гольцами, наверное, было самым спортивным и романтическим в моей жизни. Мы дружили с братьями Андреенко – Володей, Мишкой и Колей. Средний, Мишка, работал в геологической партии и часто летал в тундру. Как-то раз он сообщил, что ночью летит в лагерь и может нас по пути высадить порыбачить. Было начало июля, разгар полярного дня. Надо ли говорить, что после работы мы уже были на Вальке, в гидропорту, и сучили от нетерпения ногами. Высадили нас около девяти часов вечера на речке Кетай Арбо, впадавшей в озеро Кета, и обещали забрать в пять утра, чтобы мы успели на работу. Володя, я и Саша Карпман выскочили из вертолета, благо вещей у нас не было. Пара спиннингов и сумка с закуской. Наскоро сгоношили костерок, пожарили колбасу на прутьях, тяпнули по стопке, и я засобирался. Снасть у меня была, по нынешним временам, примитивная. Металлический спиннинг и барабанная катушка – классическая «Невская». Та, которую тормозят пальцем. Уже на первом же повороте блесну схватил голец. Он показался мне достаточно крупным. Место было как раз с плавным, спокойным течением, и особо потрудиться мне не пришлось. Ниже был разлив шириной метров пятьдесят. Казалось, что течения нет вовсе. Я четко понимал, что в таком месте гольца быть не может, но спиннинг забросил, просто так, поиграть блесной. Было очень мелко, и играть не приходилось, надо было ее просто тащить, чтобы она не легла на дно. Оставалось протащить метров пять, уже виднелась блесна, как вдруг спокойную поверхность воды разрезал плавник, и я увидел, что за блесной гонится голец. От неожиданности я бросил крутить катушку, и блесна легла на дно, но, тут же спохватившись, приподнял блесну, а голец, схватив ее, вместе с ней вылетел на берег. Зрелище, скажу я вам! Классическая гольцовая атака у меня на глазах. Этот был покрупнее первого – раза в два. Красавец! Темно-зеленый, с оранжевыми пятнами по бокам, плавники с белой окаемкой. Поднял, стал обходить кусты и на песчаной отмели увидел следы «хозяина». Совсем свежие. Еще наполнялись водой. Не очень крупные, но все же. А дальше, метрах в пятистах, уже и место впадения реки в озеро. Пошел назад в лагерь и, не выдержав прилива счастья, желая разделить его с друзьями, двумя хвостами провел по блаженно храпящим мордам. Эффект был полнейший! Не думали они, что здесь есть рыба. Куда делся сон. Сашка схватил второй спиннинг и стал блеснить в том месте, где попался первый голец. А мы с Володей пошли выше. Дошли до переката. Течение было очень сильным. Блесну тянуло так, что казалось, на ней кто-то сидит. Только я так подумал, как ощутил мощнейший удар. Стал подрабатывать катушкой так, чтобы течение прибило рыбину к берегу. А там уже Володя по колено в воде. Есть третий! Еще выше половину течения перекрыла огромная лиственница. Видно, упала она совсем недавно, еще и зелень на ветках сохранилась. Ниже нее вода закручивалась водоворотом. Вот тут хорошее место, говорю Володе. В ответ: кидай, мол, чего ждешь. Четвертый размером был с двух предыдущих! Сели покурить. А то и правда руки тряслись. Вот поперло! Вспомнил про следы, рассказал Володе. Володя, у которого инстинкт самосохранения был самым сильным из остальных и при случае просто подавлял оные, оценил ситуацию молниеносно, предложил вернуться в лагерь, развести большой костер, попить чаю. Азарт его куда-то пропал, а рыбы, по его расчету, оказалось достаточно. По пути сняли с поста Сашку, который тоже подцепил одного гольца. Рыбы действительно всем хватило. По пути домой проезжали городскую больницу, где лежал с язвой наш директор. Было шесть утра. Покричали, разбудили. Друзья по палате быстренько достали веревку, которой обычно поднимали запрещенные к передаче в больницу грузы. Немногочисленные в это время прохожие могли получить незабываемые впечатления от зрелища медленно поднимаемого на третий этаж больницы арктического гольца из семейства лососей.

Комментарии:

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.