5 октября в 17:15

Красный чум стал стал частью постоянной экспозиции Таймырского музея

Воссоздать типичное для 1930-х годов кочевое учреждение культуры помогли дневниковые записи первой заведующей чумом. НОРИЛЬСК. «Таймырский телеграф» – Портал «ТТ» продолжает публиковать истории уникальных предметов из местных музейных коллекций. Амалию Хазановичназывают первой таймырской учительницей. В ХХ веке ее имя было знаковым. После выхода книги «Друзья мои нганасаны» Таймыр стал мечтой многих выпускниц педагогических вузов. Так попала на Север кандидат исторических наук Ольга Хакимулина, почти четверть века преподававшая в Норильском индустриальном институте историю и культуру коренных народов. Прочитав книгу Хазанович студенткой четвертого курса Саратовского университета, она попросила направить ее «куда-нибудь в тундру». И таких примеров было немало. «Солнце спешит попрощаться с землей. Ему теперь нечего делать. Согревать землю будет мягкое, пушистое одеяло снежной зимы. Светило быстро обегает маленький круг по небу и, на мгновение задержавшись, проваливается в далекий горизонт. Нам так мало его света, что мы ловим зарю, когда людям полагается еще спать. Открываем входы в чум то с юга, то с севера…» Эту запись в дневнике, ставшем основой будущей книги, 25-летняя хозяйка Красного чума оставила 27 сентября 1937 года после летнего кочевания с нганасанами. Дневниковые записи Амалии Хазанович помогли музейщикам Дудинки воссоздать типичное для 1930-х годов кочевое учреждение культуры для северян. Два кочевых года в таймырской тундре, в 1936–1937-м, сначала с долганами, а потом с нганасанами, определили всю дальнейшую жизнь Амалии Хазанович. Решение работать в Арктике она приняла в 21 год, откликнувшись на первый призыв комсомольцев. В первую сотню поехавших на Север в 1934-м девушка не попала. Однако письмо, отправленное в «Комсомольскую правду», где молодая инструментальщица одного из московских заводов сообщала, что может вести культурную работу среди аборигенов Севера, не осталось без внимания. Предложение поехать на Таймыр в Хатангскую культурную базу заведующей Красным чумом Хазанович получила в мае 1936-го, а в июне уже плыла на пароходе по Енисею вместе с артистами Малого театра во главе с Верой Пашенной. Как известно, Малый театр отправился на гастроли в Игарку, где в этот же год появился Первый Заполярный театр. Здесь же на пароходе Амалия познакомилась с журналистом, писателем Георгием Кублицким, который запомнил ее как «девушку с быстрой речью, с насмешливыми глазами за выпуклыми стеклами роговых очков». Через 43 года очки Амалии Хазанович станут музейным экспонатом. Конечно, не те, из 1936-го, и не в роговой, а металлической оправе. Гостья Дудинки передаст их Таймырскому краеведческому в один из своих визитов в 1979 году. Больше повезло с подлинниками Хатанге. Хатангской школе первая учительница Таймыра завещала часть личной библиотеки, в которой были и книги, кочевавшие с ней по тундре. Для Красного чума Хазанович брала с собой не только учебники, наглядные пособия, но и разные настольные игры, волейбольный мяч с сеткой, патефон с пластинками, а также малокалиберную винтовку с патронами. Все это воспроизведено в музейном проекте Таймырского краеведческого с использованием предметов из разных коллекций. Заведующая Красным чумом Амалия Хазанович не только просвещала, но и лечила своих подопечных, разделяя с ними кочевую жизнь. О ней писали газеты, называя «изумительной, смелой, самоотверженной, отдающей все свои силы просвещению националов». Два «красночумовских» сезона Амалии Хазанович плавно перетекли в 15 лет служения Арктике. Сначала в политуправлении Главсевморпути в отделе культуры. В военные годы Хазанович работала коллектором в Нордвикской нефтеразведочной экспедиции, затем там же была младшим научным сотрудником Арктического института, потом трудилась метеорологом в Хатангской экспедиции. После окончания Высших экономических курсов при Госплане СССР с 1957 года до ухода на пенсию занимала должность старшего экономиста в Центральном статистическом управлении РСФСР. После смерти Хазанович в 1986-м урну с ее прахом из Москвы привезли в Хатангу. Часть праха развеяли с вертолета, а вторую захоронили в поселке Новая. На обелиске сделали надпись, которая начинается словами: «Мы пришли к тебе, Ама, нганасаны – твои друзья…» В канун 100-летия со дня рождения Амалии Хазанович тогда еще глава Таймыра Сергей Батурин учредил вдохновленную легендарной просветительницей номинацию для педагогов «За верность профессии». «В свое время она не побоялась сурового климата Заполярья, неизвестности и неизведанности и выполнила свой профессиональный долг, – сказал Батурин, открывая традиционную педагогическую конференцию. – Пусть же первая таймырская учительница станет для всех педагогов Таймыра символом верности профессии». О старинных латунных часах, трубках из бивня мамонта, бубне последнего нганасанского шамана и других уникальных предметах из местных музеев читайте в нашей рубрике «Артефакты» по активной ссылке.

Комментарии:

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.