2 ноября в 13:05

Впервые геолог Владимир Домарев исследовал гору Рудную в 1925 году

Геологический период истории Норильска отмечен многими яркими именами. #НОРИЛЬСК. «Таймырский телеграф» – Продолжаем рассказывать об уникальных предметах из коллекций местных музеев. В Музее Норильска с 1985 года хранится комплекс предметов, документов и фотографий Владимира Домарева, участника четвертой геологической экспедиции под руководством Павла Аллилуева и Николая Урванцева. Тогда в 1925-м прошедший Первую мировую выпускник Ленинградского горного института в составе партии геологов и геофизиков полгода занимался изучением горы Рудной. По собственной оценке Домарева, данной через два десятилетия в письме к младшему брату, тоже геологу, в 1925-м он «поставил геологическое изучение на рельсы, по которым оно покатилось дальше». Заместитель начальника экспедиции Николай Урванцев весной и летом занимался в основном изучением озер Норильской долины, проведя сразу по приезде два геологических маршрута по горе Рудной для члена Геолкома (еще не академика) Иосифа Григорьева и его младшего коллеги Владимира Домарева. В «Отчете о Норильских месторождениях», представленных Высшему Совету Народного Хозяйства, отправлявшему экспедицию, сообщалось, что рудные месторождения района могут представлять промышленный интерес. Что и требовалось доказать. Через десятилетие, после ареста в конце 1936 года, Владимир Домарев вернется к подножию горы Рудной, где уже в качестве зека Норильлага займется мелкомасштабной геологической съемкой, чем будет удовлетворен. Эта информация из того же письма брату из Норильска от 14 января 1946 года. К этому времени будущий доктор геолого-минералогических наук Виктор Домарев вернется с фронта и продолжит работу в области геологии и разведки рудных месторождений, чудом избежав лагерей и ссылок. Так было с братьями Вавиловыми: одного, генетика, репрессировали, а второй, физик, получал государственные премии. До ареста старший Домарев успешно занимался разведкой месторождений цветных металлов на Северном Кавказе, в Хакасии и на Южном Урале. Вместе с братом принял участие в составлении учебника «Курс разведочного дела», один том которого хранится в Музее Норильска. В 1939-м Владимир Домарев в составе двенадцати специалистов вошел в геологический отдел комбината, вписавший в его историю не одно открытие. Его лагерный срок истек в декабре 1945-го, но долгожданный момент освобождения случился лишь 20 марта 1946-го. Потом была поездка в Ангарскую экспедицию, в село Мотыгино Красноярского края, где Владимир Сергеевич наконец-то встретился с женой Натальей Дмитриевной, приехавшей к нему из Москвы. (Кстати, поженились они в 1925-м после возвращения Владимира Сергеевича из Норильска.) Однако не прошло и года, как геолог Домарев срочно потребовался Норильскому комбинату. Историческая телеграмма от Завенягина, которому нужны были данные по бокситам и магнезитам 1941 года, поступила Домареву 8 марта, и он отправился в Норильск, чтобы принять должность главного инженера геологического управления комбината. Жена вернулась к дочери в Москву. Владимир Сергеевич не видел дочь Ирину со дня ареста. 21 апреля Ирина получила телеграмму, в которой сообщалась, что отец прилетит в командировку в Москву 15 мая. 23 апреля 1947 года в три часа ночи в комнату геологического управления комбината ворвались трое вооруженных бандитов и смертельно ранили жившего там Владимира Сергеевича. Домарев отказался отдать грабителям ключи от денежных сейфов и геологических фондов. В этот же день он скончался на операционном столе. В 1985 году ветераны Норильского горно-металлургического (доктор технических наук Константин Иванов, минералог Ольга Лобачева, кандидат медицинских наук Захар Розенблюм, строитель Иосиф Шамис, журналисты Нина Балуева и Сергей Щеглов) обратились к руководству комбината с предложением об увековечивании памяти Владимира Домарева. Тогда же его дочь, после смерти отца какое-то время жившая вместе с мамой в Норильске, передала городу сохраненные семьей геологические принадлежности отца, служившие ему в последнее десятилетие жизни. Вместе с геологической лупой, молотком в музее хранятся личные вещи геолога: портсигар, мундштук, кожаный кисет. Ирина поделилась письмами, документами и семейными фотографиями из домашнего архива, в том числе и теми, что связаны с трагической гибелью отца. Владимир Домарев прожил всего 50 лет. Дожившие до полувекового юбилея комбината ветераны, знавшие Домарева, были уверены, что он достоин дать, например, имя улице Норильска. Как его коллеги Николай Урванцев, Николай Федоровский, Владимир Котульский. О старинных латунных часах, трубках из бивня мамонта, бубне последнего нганасанского шамана и других уникальных предметах из местных музеев читайте в рубрике «Артефакты» по активной ссылке.

Комментарии:

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.